Главная Новости Статьи Форум Байки Походы Почта Участники Контакты



Рейтинг
TOP100
Доска объявленийnew Магазинnew
(старая версия)
Прокат ФСТ Блоги Карты Видеоnew Реклама
Логин Пароль (Регистрация)
Не носи зайвого, візьми корисне!


Все походы
Автор
avbes

26-11-2009
Список участников
Положение о походе
Велопоход 5 к.с. по Памиру, 1987г, 1е место в Чемпионате СССР
Дорога к сердцу Памира.

Памир, мечта последних лет
стоит передо мною.
Тропа уходит круто вверх,
Уводит за собою.
Я твой, Памир, на тридцать дней
Я буду по твоим законам
Идти, пить воду, песни петь -
Не будь ко мне суровым...
Сергей Фетисов, Москва
Тоже был в походе?
А кто ты?:)
Нужно бы зарегистрироваться сначала:)
1
avbes
24-03-2009

Памир!
Среди туристов это слово сразу вызывает учащенное сердцебиение. И ведь на самом деле, редко встретишь такое сочетание экстрима, высоты, красоты окружающих тебя дорог, троп, близость границ, реки и озера, горные перевалы и опасные спуски. И вся эта начинка идеально подходит к нашему велотуристскому пирогу.
И в 1987 году мы, группа харьковских велотуристов, «замахнулись» на Памирский поход. В этот год в моей жизни произошло несколько знаменательных событий, которые так или иначе повлияли на мое будущее...
Во-первых, в этом году я женился. Во-вторых, не успев как следует отгулять медовый месяц, я с группой велотуристов поехал в путешествие на Памир.
Давайте знакомиться – я, Сергей Прасолов. Велотуризмом увлекся еще в институте и заболел им на всю жизнь. Вместе с ребятами из клуба «Металлист», г.Харьков, мы совершили не одно велопутешествие по просторам нашей, уже бывшей, страны. Были в Крыму, на Кавказе, на Камчатке, плато Устюрт, пустыни Кызылкум и Каракум и др.
В 1985 году мы совершили великолепное путешествие на Камчатку. И на повестку дня был вынесен вопрос – куда ехать дальше? Какие еще красоты нашей необъятной страны (СССР) мы еще не видели, и по каким дорогам еще не колесили наши велосипеды. И тогда, Николай Петрович Ливинский предложил мне организовать и провести в качестве руководителя поход 5 к.сложности на Памир. И не просто по уже не раз пройденному восточно-памирскому тракту, а к самому его сердцу – озеру Сарез - жемчужине, спрятанной высоко в горах.
Пресное горное Сарезское озеро. Скоро оно отпразднует свое столетие. Его рождение произошло в ночь с 5 на 6 февраля 1911 года, когда в результате землетрясения, произошел обвал целой горы в долину реки Бартанг. При обвале погиб кишлак Усой со всеми жителями. В живых остался только один старик. Накануне трагедии ему явился дух гор и велел покинуть это место.
Возникшее озеро быстро увеличивалось в размере и вскоре был затоплен кишлак Сарез, давший название озеру. Уровень воды в озере постоянно растет и сейчас оно представляет собой гигантскую чашу, покоящуюся на большой высоте среди гор. Из этой чаши сквозь завал сочится вода и существует постоянная опасность прорыва естественной плотины. В этом случае водный поток, вырвавшись наружу, пройдет чуть не по всей территории Средней Азии, сметая все на своем пути. Последствия такой глобальной катастрофы трудно предсказать. Поэтому за поведением Сарезского озера ведется постоянное наблюдение.
Итак – цель и главная задача путешествия - Озеро Сарез. Никто из велотуристов, и не только харьковских, до этого не бывал на Сарезе.

Лирическое отступление жены велотуриста.
Быть хорошей женой не просто, а быть женой туриста –еще труднее. Это одержимые люди и им вдвойне нужна наша поддержка, помощь. Я помню как шла подготовка к этому походу. Между членами группы были распределны обязанности и мы, их жены, помогали им по мере наших возможностей.
Моя подруга, гуляя со своим новорожденным сыном, позвала меня составить ей компанию. В ответ она услышала : « Не могу, я сухари мужу сушу. Мне поручили и белые насушить и черные – по 5 кг каждого.» Мы потом долго смеялись, эту фразу услышала не только моя подруга, но и бабушки-соседки, сидящие во дворе. А дальше – можете додумать сами. Ведь только, только поженились, медовый месяц как следует не отгуляли.

К походу на Памир мы начали готовиться задолго до поездки. Поиски материалов и изучение географии, истории этого района, построение маршрута, отбор группы и выбор снаряжения, засылки провианта по пути следования. Поход – это не прогулка по аллеям парка, а тяжелая работа даже для хорошо подготовленных людей.
После долгих споров и обсуждений родился маршрут: с.Калаи-Хумб – г.Хорог - с.Рошткала - пер.Майсары(4200) – с. Шазуд – с.Бачор – пер.Лянгар-Кутал(4670) – Сарезское озеро – пер. Марджаной(3902) – пер.Хурмихатц(Усойский) (3600) – с.Барчадив – пер..Жерног(3100) – с. Нисур – пер.Ташку-Хай (3150) – с.Рухч - пер.Парадуз(3192) – с.Кудара – пер.Куджар(3800) –р.Музкол – с.Каракуль- пер.Уйбулак(4100) – пер.Кызыл-Арт(4280) – пос.Сарыташ – пер.40 лет Киргизии(3500) – пер.Талдык(3615) – с.Гульча – пер.Чыйырчык(2406) – г.Ош – г.Андижан.
Протяженность маршрута 1136 км, продолжительность – 25 дней.
В группе собрались призеры и чемпионы УССР и СССР по велотуризму, имевшие за плечами огромный опыт велопоходов от Карпат до Камчатки:
Евгений Дятел, Владимир Глущенко, Николай Бородань, Виктор Еременко, Роман Гнатышин, Сергей Прасолов и Анатолий Безуглый - к тому времени уже мастер спорта СССР, наиболее авторитетный и опытный из нас. Где его только не носило. И все же в конце похода, когда мы уже приземлились в аэропорту Харькова, Толя сказал: «Ребята, а такого похода у нас еще не было» и добавил «Я хочу пройти по этому маршруту еще раз.» Это было необычно, потому что настоящий турист не любит возвращаться на маршрут. Жизнь короткая, а сколько еще непройденных дорог.
Начало нашего похода было трагичным и ничего хорошего не обещало. Аэропорт Душанбе, откуда нам предстояло лететь дальше, был закрыт из-за нелетной погоды.
Добраться до Калаи-Хумба, начальной точки нашего маршрута, на попутках оказалось очень сложно, машин мало, все загружены и к тому же перевал может быть закрыт. Поэтому решено было ждать в аэропорту. Разбили лагерь недалеко от здания порта. В ожидании летной погоды перекладываем рюкзаки, готовимся обедать и тут...перед нами появляется поднос с дымящимися, вкусно пахнущими мантами, которые несет наш новый знакомый. Мы только час назад с ним познакомились и разговорились – он оказался директором чайханы, расположенной недалеко от нашего лагеря. Это был щедрый подарок от всего сердца.
Пока мы наслаждажлись мантами, подошли двое туристов из Киева. На Памир они приехали впятером, а возвращались вдвоем, трое их друзей ехали домой в цинковых гробах. Сошла лавина и вмиг погубила троих ребят. Киевляне рассказали, что в этот день под другую лавину попали и харьковские альпинисты, назвали несколько имен. Алексей Москальцов – резануло по сердцу. В кафе недалеко от нас обедал Сергей Бершов с товарищами по спасательному отряду. Он рассказал Роману Гнатышину, что вместе с напарником по ночному штурму Эвереста, Туркевичем, обыскал все скалы на месте трагедии, но тела своего товарища по гималайской экспедиции они так и не нашли. Остальные погибшие альпинисты из команды Москальцова лежали рядом с киевскими туристами. Это была черная суббота для всех нас. К вечеру в аэропорту уже было 9 цинковых гробов. С тяжелым чувством мы подняли их на борт. Они летели домой, в Харьков, Москву и на Урал. Землетрясение, прокатившееся по Памиру, собрало за один день жестокую дань с племени людей, которые предпочитают горы равнине и смысл жизни которых в том,чтобы бросить вызов судьбе, проверить себя в открытой и честной борьбе с трудностями, неизбежными в сложных походах, и коварством природы.
Мы, велотуристы, и нам не до снега, траверс и вершин, которые покоряют альпинисты, но все же на маршрут мы выходили с тяжелым сердцем.
Рейсов в горы не было уже несколько дней – непогода. А в Душанбе – солнце. Скопилось много пассажиров, самолеты маленькие - АН-2, Ан-24, рейсов немного. Все время кто-то из нас дежурит около касс. На кону - поход. В соответствии с правилами маршрут расписан по дням и мы бязаны соблюдать график движения. Задержка с выходом может не дать нам возможности пройти весь маршрут, существуют ограничения по срокам – у всех отпуска.
И... о чудо! Разрешили вылет. Не помню, как я уговорил начальника аэропорта, но в воскресенье утром мне без очереди дали билеты. Вылет через полчаса. Бегом в аэропорт, взвешивание – а у нас кроме рюкзаков еще и велосипеды. Выясняется, «Аннушка» может взять на одного человека меньше. Вы представляете, что было бы в подобной ситуации в аэропорту Харькова? А тут... -Счастливого пути, ребята я полечу следующим рейсом - сказал один из пассажиров. Летим!!!
Между гор совершаем посадку на крошечную, по нашим меркам, посадочную полосу.
У трапа самолета нас встречают несколько пограничников. Один их них вдруг встряхнул ногой и мы увидели, что в сторону отлетело что-то мохнатое. Через короткое время фаланга вновь на сапоге и быстро перебирая лапками, бежит наверх. Пограничник не спеша вынул нож и лезвием смахнул паука, который успел добежать уже до пояса. «От капосне створiння» - услышали мы родную украинскую речь. Младший сержант Иван Василенко, родом с Черкащины, проверил у нас документы – погранзона, а потом завязалась неофициальная беседа. И пресса тут как тут. В составе нашей группы корреспондент газеты Роман Гнатышин, а он умеет разговорить и разговаривать. (Ловлю себя на том, что пишу о Романе в настоящем времени, просто до сих пор не верится, что его уже давно нет с нами. Он трагически погиб через несколько лет, в 1989 году). Это был красивый человек, влюбленный в свою профессию и преданный велотуризму.
Вопросы разные, но все, связанные с нашим будущим маршрутом. Конечно же, всех нас интересует, где Афганистан?
- Да вот он, за рекой – показывает нам Иван на противоположный берег Пянджа.
Нам предстоит проехать вдоль реки около 200 км и мы подробно расспрашиваем нашего собеседника об обстановке на границе. И после очередного молчания в ответ на наш вопрос, Анатолий Безуглый изрек первый афоризм нашего похода: «Та Ви мабуть справжнi прикардоники. Слова з Вас не витягнеш.»
avbes
24-03-2009

Собираем велосипеды и в... путь. Пятикилометровый спуск вывел нас на большой Памирский тракт. В аэропорту не было телеграфа и нам пришлось ехать 1 км назад в Калаи-Хумб, чтобы отметить маршрутные документы и послать телеграмму о начале похода. Погода замечательная, тепло, на небе легкие облака. Купаемся в сверкающей чистотой родниковой воде в первом же ручье, попавшемся нам на дороге. Мы на маршруте.
Участок до Хорога проходит все время по правому берегу реки Пяндж, дорога очень живописная и суровая. Скалы, выступы, карнизы. Уютные села на противоположном берегу реки. Стремительный, бурлящий, пенящийся Пяндж. О границе напоминают только пограничные столбы вдоль дороги, хотя ни одного пограничника после Калаи-Хумба мы так и не встретили. До противоположного берега, особенно там где река сужается, просто рукой подать. Вброд переезжаем впадающие в Пяндж ручейки. Все время небольшой подъем. Ведь мы едем вверх по течению реки. Высоты пока не ощущаем ( 1500 м над уровнем моря). На протяжении всей дороги мы нет нет, да и бросаем взволнованный взгляд на противоположный берег, нас предупредили – бывает постреливают.
Начинает накрапывать дождь. Близится вечер, наш первый вечер вблизи афганского берега. На ночлег останавливаемся в абрикосовом саду перед въездом в кишлак Кургобад. Нас и Афганистан разделяет узкая полоса Пянджа, за которой прямо над нами нависает гора. Быстро ставим палатки. Огладываясь на горы, разжигаем костер и начинаем готовить ужин. Но поужинав, усталость берет свое и мы засыпаем. Ведь завтра снова в путь.
Утром снова был небольшой дождь и первые километры едем по мокрому асфальту. Попадаются участки с грозными, нависающими над дорогой, скалами. Там где были обвалы, проложены новые гравийные участки. Что будет, если сойдет оползень или вдруг землетрясение? Дорога одна. Кругом горы. Иногда попадаются кишлаки. В одном из них мы останавливаемся на привал. Возле дороги росло небольшое, метров пять высотой, абрикосовое дерево. Абрикосы, спелые и сочные, высоко – не достать. Но для бывалых туристов нет преград. Витя Еременко решил оздоровить свой «не хлипкий» организм, витаминчики на ветках так и манят, заодно и нас побаловать фруктами. И «в меру упитанный, в самом расцвете сил», Еременко полез на дерево. Спустя несколько минут мы услышали хруст веток, бум... и Виктор вместе с обломившейся веткой и урожаем абрикос свалился на землю. Абрикосы мы быстро и дружно съели, ветку тут же

забрали местные жители на дрова, а над Витиниой спиной долго трудился наш походный медик Коля Бородань, обрабатывая многочисленные ссадины и ранки йодом.
За рекой, в неширокой прибрежной долине, возле крутой скалы, примостился афганский кишлак. Кто-то из нас сразу достал бинокль. Дошла и моя очередь смотреть. Над плоскими саманными хатками поднимался дым – время обеда. Стены таких домов строят из камней, обмазывают снаружи глиной, потолок делают из очень ценного здесь дерева, пол – глиняный. Женщины, в закрытых с головы до ног одеждах, появлялись и исчезали между мазанками. На окраине кишлака мужчины выкладывали из плоских камней какие-то стены. Над кишлаком трепетало на ветру выгоревшее полотнище флага. По горной тропе спускался одинокий всадник. Кто-то работал на крохотном участке, расчищая поле от камней. Сквозь шум реки слышались ослиные крики. В тихой заводи купались дети. Увидев нас, приветливо замахали руками. Мирная спокойная картина. А мы ехали, опасаясь снайперов - душманов.
avbes
24-03-2009

Наш маршрут проходил по правому берегу Пянджа по Восточно-Памирскому тракту. Нас обгоняли, хоть и изредка, Камазы, Зилы, быстрые Нивы. А напротив, на левом берегу, только тропа, то змеей уходящая вверх, то проложенная на вертикальном склоне, свисала оврингами над водой ( сплетенными из веток навесными лестницами-дорожками), на которых нелегко разминуться двоим, а если еще и с грузом?
Когда готовились к походу, мы читали об этих тропах, но увидеть их своими глазами было еще интереснее. «Овринги» - заметил, кто-то из нас. В трещины скал вбиваются деревянные колья, на них накладывается настил из из ветвей и насыпается щебень. По такой тропе можно не только идти пешком, но и перевозить грузы на животных. Если же тропа предназначена только для перехода пешком, то в щели скал просто забивали палки и проходящий перескакивал с палки на палку.
На своем берегу мы встречали аулы и кишлаки совсем не похожие на украинские села, но все же с электричеством, телеантенами, домами культуры, школами. Напротив были только убогие домишки из камней и местами, на крутых склонах, зеленые пятна полей.
-Это они там пшеницу или ячмень выращивают - пояснил нам один памирец.
-Так туда только альпинист залезет - засомневался кто-то из нас.
- Есть захочешь, залезешь - ответил памирец. – Наши предки когда-то также сеяли пшеницу.
И чем дальше мы ехали вдоль реки, тем больше наблюдали за тяжелой жизнью афганских крестьян на том берегу: тропы и овринги, скудные клочки земли, обильно удобренной камнями. А дети улыбались нам и махали руками вслед. И постепенно «душманская тема» исчезла из наших разговоров.
За с. Шидз, после небольшого перевала, мы увидели другой Пяндж, спокойный и величественный, он разлился и тихо катил свои воды среди гор. Красота неописуемая.
На четвертый день пути въехали в Хорог – центр Горно-Бадахшанской автономной области. Здесь мы должны сворачивать с тракта. Закупили продукты и по пути заехали в редакцию газеты «Бадахшани совети» (Советский Бадахшан). После традиционного чая с лепешками и конфетами, гостеприимный хозяин, Курбан Аламшоев, попросил Романа Гнатышина написать статью для их газеты. Роман устроился за пишущей машинкой и родились такие строчки:
«Вот уже несколько дней мы едем по Памиру и сделали три главных открытия. Первое – у Пянджа столько характеров, сколько у ста разных людей. У Памира – столько характеров сколько у тысячи разных людей. А у памирцев, даже если собрать их всех вместе, будет один характер – очень доброжелательного, щедрого, искреннего, готового поделиться всем, человека».
После Хорога дорога идет вдоль реки Шахдара. Машин почти нет. Еще некоторое время едем по шоссе, потом асфальт закончивается и начинается гравийная дорога. Ущелье сужается. Подъемы, спуски, серпантины. Раз за разом приходится спускаться с велосипеда, чтобы пешком преодолеть очередной крутой подъем. За с. Советобад у дороги примостился невзрачный домик из камня. А внутри ванна, все выложено кафелем. Чистая, горячая проточная вода, температурой градусов 40, непрервно поступает из источника, расположенного на противоположном берегу реки. Это был один из геотермальных источников, которых много на Памире. Дверь не заперта на замок. Заходи и купайся. После купания усталости как не бывало, легкость во всем теле. Мы еще не раз встречали на своем пути такие бассейны. Везде чистота и порядок. И это на далеком и высоком Памире. Вода из таких источников обладает целебными свойствами. Говорят, что в этих местных «клубах» собираются люди из ближайших кишлаков не только помыться в горячей лечебной воде, но и обсудить общие дела, поделиться новостями.
Утром снова подъем вдоль реки Шахдара. Лишь можжевельник растет вдоль дороги.
В Джавшангоз получаем посылку с продуктами, которые значительно утяжеляют наши рюкзаки.
Впереди первый перевал – Майсары.
Горы становятся все ближе, обступая со всех сторон. Дорога все уже и уже,белые шапки леднков сияют на солнце. Только камни и скудные островки травы. Высокогорная пустыня. Начинает сказываться высота. Мы уже приближаемся к 4000 метрам над уровнем моря. К вечеру, очередной крутой подъем окончательно выматывает нас. На ночевку останавливаемся возле летовки чабанов. До перевала совсем недалеко.
Невысокий худощавый пастух был рад гостям. Сразу подкинул дров в костер, поставил чайник, предложил ночевать в домике. Когда чай был готов, он надел теплую куртку и бросив «вы тут чай попейте, а я пойду встречу отару» удалился. Не успели мы выпить по две пиалы чая, как воздух наполнился блеянием. Пастухи загоняли овец в кошары - загоны, сложенные из камня.
- Салям алейкум – раздалось на пороге.
О Памирском гостеприимстве мы слышали, но такого я больше не припомню. Мы пили чай с вкуснейшими лепешками, которые пастухи пекут сами. В свою очередь, угостили чабанов своим туристски супом.И тут перед нами появился казан с только что сваренным бараньим сердцем. Такого мы еще не пробовали. Заправленное памирскими травами, приготовленное на высоте 4000 метров – это было самое вкусное, что нам когда-либо доводилось пробовать. А ведь готовить на такой высоте ой как не просто.
Неспешно течет беседа. Здесь пастухи только летом, осенью перегоняют овец вниз на зимние пастбища. Несмотря на то, что они местные жители, также подвержены «горняшке» и первые две недели после прибытия сюда привыкают к высоте.
А потом Саламатхон (так звали пастуха) взял в руки рубоб(национальный струнный инструмент), напевая, начал перебирать струны. Тихая ночь, луна скупо освещает камни. Дрова потрескивают в костре, сквозь сон, изредка блеют овцы, а мы вслушиваемся в незнакомые слова приятной мелодии. На следующее утро мы проснулись от звуков рубоба. Кто-то перебирал струны и вдруг полилась знакомая мелодия. Сначала робко, а потом все увереннее и четче. Таджикский рубоб пел про украинскую ночь. «Мiсяц на небi, зiроньки сяють...» - это Толя Безуглый, который прекрасно играет на гитаре, осваивал новый инструмент. Мы очень тепло попрощались с гостеприимными хозяевами. Нас ждет дорога.
avbes
24-03-2009

Свой первый четырехтысячный перевал мы сделали очень легко, всего несколько километров подъема вывели нас на перевальное плато, где мы даже сели на велосипеды. Пуcтыня, камни, только горы вокруг и несколько небольших озер. Не чувствовалось, что мы на четырехкилометровой высоте. Вброд перешли речку и начался спуск. Тряска по камням, лавирование по крутым серпантинам изрядно нас вымотали. Внизу был Восточно-Памирский тракт и разочарование – гравийное покрытие дороги. Через два километра,наконец-то, начался асфальт и ехать стало значительно легче.
В с. Джиланды, последний крупный населенный пункт перед переходом к Сарезу, отправили телеграммы домой и в КСС, купили хлеб, свежие газеты. Не обращая внимания на уютные, манящие домики с горячей водой из термальных источников, продолжаем путь. Погода пока благоприятствует нам.
На небе лишь легкие облака, а впереди Сарез, то, ради чего в конечном итоге мы и затеяли этот поход.Что нас ждет? Какие сюрпризы нам готовят горы, что скрывают? С Памиром не шутят, с ним надо на «ВЫ» и тогда он раскроет тебе свои красоты и тайны, которых немало.
Ночуем в небольшой рощице у реки. Уже неделю мы в пути, пройдено 450 км по памирским дорогам. Сидя у костра, читаем газеты, которые купили в Джиланде. Когда еще мы узнаем новости?
Встаем рано. Небо чистое, писатели о таком говорят – бездонное. Скоро дорога свернет с трассы и как минимум на неделю мы попращаемся с селениями, хорошими дорогами. После моста через реку Гунт, мы еще некоторое время едем на велосипедах. Дорога живописная, петляет среди зарослей облепихи. На осыпи из крупных камней приходится спешиться и вести велосипеды пешком.
В последнем на этом участке перед подъемом к Сарезу, селении Бачор живут только несколько семей. Но мы рады остановке, уточняем маршрут и продолжаем движение.
avbes
24-03-2009

Интересная деталь – в реке Гунт поток воды как бы разделен на две части, с нашей стороны вода мутная от впадающего в нее притока Сафедобдара.
Здесь нас ждало необычное препятствие, для продолжения пути по правому берегу нам предстояло дважды пересечь этот бурный приток Гунта по подвесным мостикам. Перебравшись через заросли мелкого кустарника, по залитой водой тропе, мы вышли к первому подвесному мостику и достачно просто прошли по нему. Но второй мостик приготовил нам сюрприз. Это было шаткое сооружение из тонких прутьев и веревок, которое раскачивалось при любом неосторожном движении. Мы его, конечно, преодолели, поочередно с рюкзаками с велосипедами, а местные жители это делают не один раз в день. Закончились дороги и для нас начался пешеходный поход с велосипедами. Рюкзаки пока остаются на них, а мы упорно везем наших нагруженных верных спутников. Впереди Сарез. Это вдохновляет и поддерживает нас.
По тропе переваливаем через пологий гребень и спускаемся к следующему притоку Гунта – реке Андервадж. Здесь мы встречаем чабанов, которые сооружают загон для скота из кустов облепихи. Гостеприимные памирцы останавливают работу и приглашают нас на чай. Лепешки, сыр, беседа, в ходе которой мы еще раз уточняем дальнейший маршрут к озеру. Любая информация очень ценна для нас. Ведь тропу могло засыпать или можно не заметить развилку и уйти в другое ущелье. Еще не пришло время GPS и подробных топографических карт района. Поблагодарив хозяев, мы вернулись к нашей работе, а другого более подходящего слова, по-моему, просто не найти. Наш поход день за днем – это работа. Иногда легкая и приятная, иногда тяжелая выматывающая до предела, но в итоге ты получаешь ни с чем не сравнимое чувство удовлетворения, радости, чувство победителя, преодолевшего, прежде всего, себя. Запомнились слова старожила этих мест: «Кто не видел Памира, тот не видел Таджикистана, кто не видел Сареза, тот не видел Памира. А я всю жизнь прожил на Памире, а Сарез не видел. Вы же туда идете. Не легкие там дороги.»
Еще 1,5 часа подъема по тропе и вдали показалось урочище Сивидж. Здесь Гунт разливается на протоки и плавно течет в низких берегах, густо поросших пойменным лесом. В реке много рыбы, которая хорошо видна в прозрачной воде. Идеальное место для ночевки и первой дневки. Позади 9 дней пути, впереди самый трудный участок. А пока - отдых...
Владимир Глущенко, самый опытный рыбак среди нас, не подкачал. К ужину рыба была аккуратно развешана на ветках. Потрудились все: кто-то ловил кузнечиков для наживки, кто-то ходил за дровами и разжигал костер. Самая ответственная работа, конечно же, досталась дежурным, Толе Безуглому и Роману Гнатышину - они чистили рыбу.
Не успели мы расположиться, как подверглись массированной атаке мошкары, от которой просто не было спасения. Вкуснейшая уха из гольца и маринки, великолепно приготовленная нашими дежурными, была нам наградой.
Следующий день «отдыхали»:стирались, ремонтировались, отсыпались, мылись, писали путевые заметки. Но день пролетел быстро. Снова в путь.
avbes
24-03-2009

Урочище Сивидж дальше заболочено. Пробраться сквозь густые заросли деревьев оказалось невозможно и мы пошли по тропе, едва угадываемой на крутой осыпи. Этот трехкилометровый участок мы преодолевали почти два часа. Сказывается высота. Каждые 50 - 80 метров – остановка. Иногда, на особо крутых осыпях, берем рюкзак на спину, а велосипед рамой на шею – так легче подниматься по склону. Хорошая разминка после отдыха. Далее были еще подъемы, еще спуски, которые были не легче подъемов, броды через небольшие ручьи.
Реку Лянгар-Кутал пересекли в устье, там где она разбивается на множество рукавов. Мостов здесь нет. Кроссовки намокли, так как по острым камням в ледяной воде босиком не походишь.
Тропа все время поднимается, вьется змейкой по левому берегу р. Лянгар-Кутал. На противоположном берегу замечаем стоянку чабанов, маленький домик, сложенный из камней, повсюду разбросанных здесь. С того берега нас заметили – отец с сыном приветливо помахали нам и что-то крикнув, скрылись в постройке. Из-за шума реки, мы не разобрали, что они нам кричали. Пока соображали, что делать, как перебраться через пенящийся поток только для того, чтобы спросить, далеко ли до перевала - они вновь появились с котомкой и бидоном и направились к нам . Разувшись на той стороне, они пересекли бушующий поток. Поздоровавшись, развернули скатерть-самобранку. И на ней, как по мановению волшебной палочки, появились свежеиспеченные лепешки, овечий сыр, кислое молоко. Как будто нас ждали! И потекла беседа. Отец и сын сказали, что скоро зима и они через две недели будут спускаться со стадом вниз – на зимние пастбища, а до перевала уже недалеко.
avbes
24-03-2009

Снова крутой подъем на отрог Северо-Аличурского хребта и мы оказываемся в небольшой долине, со всех сторон окруженной горами. Река разбивается на множество рукавов и спокойно течет среди зеленой травы лугов. Местность оказалась заболочена. Долго выбираем площадку для лагеря. Находим подходящую на склоне – ровную , но с наклоном. К утру все сползаем к нижнему краю палатки. Вечером набежали тучи. В течение нескольких часов они кружили над нами, поливая нас дождем со снегом. А завтра нас ждет перевал.
Утром вглядываемся в небо – облачно, но сухо. Обходя заболоченный участок, поднимаясь по склону, наткнулись на... заросли дикого лука. Поели и, конечно, запаслись витаминами на бижайшее время. Дикий лук! На высоте более 4000 метров!
avbes
24-03-2009

Еще три часа пути, несколько преодоленных бродов, коротких крутых взлетов и мы выходим на перевал Лянгар-Кутал – высота 4670 метров над уровнем моря. Так высоко никто из нас не забирался. Фотографируемся на память. Снимаем записку - 25 августа 1986 года здесь побывала группа из Новосибирска, совершавшая горный поход 5 категории сложности.. Оставляем свое послание, короткая передышка и начинаем спуск.
Радоваться пока нечему. Чтобы преодолеть осыпь из огромных камней, приходится и велосипеды и рюкзаки взвалить на себя. Показалось озеро. Обходим его по мокрому травянистому склону. Тропа круто спускается, огибаем снежник и оказываемся в широкой долине. Горы окружают нас со всех сторон. На склонах замечаем движущиеся точки – это яки облюбовали отличные пастбища с сочной травой. Впереди несколько озер. Тишина и красота. Тропа часто теряется на заболоченных участках и галечниках. Когда попадаются осыпи из крупных камней, вновь несем велосипеды на себе. Справа остаются 2 небольших озера, на берегах пасется скот – коровы и овцы. Еще несколько часов нелегкого спуска, переходим вброд реку и разбиваем лагерь. Нам пока везет с погодой – сухо и ясно. Надо торопиться, чтобы пройти этот сложный участок.
14 августа утром встали очень рано. Обходя очередное озеро, встретили отару. Над овцами чуть заметны ребячьи голловы. Юные пастушки перегоняли отару на новое пастбище. Наверное, встреча с ними была чудесным знамением – мы после этого даже проехали на велосипедах несколько сот метров среди огромных трехметровых валунов.
Встретили чабанов и сразу вопросы: где Сарез? Сколько идти? Уже скоро, но когда? Сказывается усталость, да еще и нетерпение - скорее бы уже озеро.
Тропа поднимается на отрог, потом постепенно спускается к воде.Там мы обходим участок, где река Лянгар-Южный примерно 300 метров несется, зажатая среди отвесных скал. Еще через час ходьбы долина расширяется, река разбивается на рукава. Хорошее место для брода.Переправляемся на левый берег, тяжелый спуск по осыпям и галечникам. Опять брод, но теперь на правый берег реки. Появляются первые деревья: береза, жимолость. Тропа снова и снова теряется на осыпях. Иногда река вплотную подходит к крутому склону. Часто несем велосипеды на себе, это впридачу к нелегким рюкзакам. В этом еще одно отличие велосипедного туризма от горного.
После очередного подъема мы, наконец-то, видим Ирхтский залив Сарезского озера. Спускаемся, огибаем болотистую луговину с домиками строящейся обсерватории, поднимаемся на гряду старой морены и очень усталые, но не менее довольные, мы въезжаем на территорию гидрометеостанции Ирхт. Все были несказанно рады, дошли!!!
«Боги погоды» этой отдаленной станции встретили нас очень тепло. Вечером, конечно же, был торжественный ужин. Разговоры, разговоры, разговоры, фотографии на память.
Следующий день мы отдыхаем, любуясь красотами Ирхтского залива, бродя по живописным окрестностям. Расспрашиваем о нашем дальнейшем маршруте и узнаем, что тропа, проложенная по крутому склону залива, осыпалась во многих местах и хождение по ней без специального снаряжения небезопасно. Вертолеты, обеспечивающие метеостанцию всем необходимым, летают раз в неделю. Даже сообщение мы не могли отправить. В итоге, решили объехать опасный участок на лодках. Время идет. А дома волнуются.

Лирическое отступление жены велотуриста.
Я помню, что перед отъездом, Сережа оставил мне даты, когда, согласно маршрутной книжке они должны выходить на связь, отбивать телеграммы в КСС и домой. Итак, с утра я жду телеграмму. Я даже боюсь выйти из дому, чтобы не прозевать почтальона. Ближе к вечеру, я сама звоню на почту и объясняю, что жду очень важную для меня телеграмму, чтобы как только они ее получат, мне перезвонили – даже нести не надо.
За последующие сутки, работники почты знали как меня зовут, от кого я жду телеграмму, как зовут моего мужа, и все хором меня успокаивали. Я звонила и в клуб, и Николаю Петровичу Ливинскому, который меня успокоил и сказал, привыкай – ты жена туриста. Это сейчас есть мобильные телефоны, смски, интернет и прочие средства связи. А тогда, я сидела возле телефона и ждала сообщения с почты. Телефон молчал. На третий день мне позвонили, и телеграфистка прокричала в трубку : «Ваш муж спустился с гор, куда идет дальше не написал». Я со всех ног помчалась на почту, чтобы своими глазами увидеть эту телеграмму. Ну вот, значит, самый сложный участок позади, скоро они вернутся домой.

Первые километры нашего дальнейшего маршрута мы объехали на лодках. В этом нам помогали работники метеостанции. До ближайшего населенного пункта, где начинается дорога , примерно 20 км, несколько перевалов. Мы продолжаем путь.
Еще один рывок, еще один короткий подъем и мы на перевале Марджаной (3982м. над уровнем моря). Вот то, ради чего мы пролетели тысячи километров самолетом, ехали на велосипедах по памирским дорогам и тропам, преодолевали броды, боролись с усталостью, горняшкой, и прежде всего, с самим собой. С этого места, на котором мы сейчас стояли открывался потрясающий по красоте вид на завал и на озера Шадаукуль и Сарез. Бирюзовая гладь озер, четко очерченная береговая линия, бурые и серые отвесные скалы, нависающие над водой. Как будто Бог, создавая Землю, очертил твердой рукой границу гор и воды. Мы стояли молча, оглушенные тишиной и неописуемой красотой, боясь разрушить эту гармонию природы. Каждый думал о чем-то своем и все вместе думали об одном и том же. Сарез – действительно жемчужина Памира. Невозможно оторваться от созерцания этой картинки с высоты 700 метров.
Отсюда мы увидели,что наш последующий путь в ближайшие несколько часов – это головокружительный спуск вниз к озеру, преодоление завала.
Долгий километровый спуск по крутым серпантинам закончился на узкой перемычке между озерами, у домиков астрофизиков. Станция была законсервирована. Конечно же, мы не удержались от купания в ледяной прозрачной воде Сарезского озера. Она взбодрила и освежила нас.
avbes
24-03-2009

Тяжелый подъем на Усойский завал проходил в каменном лабиринте. По другому и не назовешь этот путь. Тропа часто теряется среди огромных двухметровых камней, иногда заводит в тупик. Приходится обходить, возвращаться и искать проход. Кое-где, когда другого выхода нет, просто перелазим через валуны, подавая друг другу велосипеды и рюкзаки.
Преодолев завал и поднявшись на него, мы оказались на очередном перевале – Хурмихац. Начался очередной крутой спуск. Тогда мы еще не знали о существовании атракциона «Американские горки», но сейчас, вспоминая весь наш путь, я могу сравнить его только с катанием на этих горках. Однако у нас еще был груз и велосипеды, а при входе на атракцион, все вещи, мешающие тебе, ты оставляешь внизу.
Иногда тропа была настолько крутой плюс осыпь, что мы могли спускаться, тормозя велосипедами, положив их перед собой плашмя. Когда мы спустились к реке Мургаб, вечерело. Стали разбивать лагерь, найдя ближайшую ровную площадку. Все устали. А если оглянуться назад, то нас и метеостанцию, с которой мы вышли утром, отделяют лишь несколько километров или ... день пути и два перевала.
Утро мы начали с крутого подъема по осыпи, обходя прижим реки. Еще дважды до селения Барчадив мы преодолевали подобные препятствия. К середине дня мы добрались до Барчадива. Разбили лагерь в абрикосовом саду. С разрешения местных жителей, как всегда очень гостеприимных, мы набросились на абрикосы и облепиху.
Осмотр велосипедов занял много времени – у кого-то из нас полетели спицы, кто-то погнул педали на камнях, а ведь завтра снова в дорогу.
Наконец-то можно сесть на велосипед и ехать, ехать. Да и едем мы к дому. Уже давно вторая половина похода. Грунтовая дорога серпантином поднимается на перевал Жерног. После длительного пешего перехода, езда даже на крутом подъеме доставляет удовольствие. С перевала открывается прекрасный вид, дорога далеко просматривается. Снова крутой спуск по обильно усыпанной камнями дороге выводит нас к реке Нисур. За мостом начинается 6-километровый подъем на перевал Ташку-Хай. Опять идем пешком. Местами подниматься особенно тяжело, после расчистки завалов колеса велосипедов вязнут в рыхлом покрытии дороги. Спустившись в с. Барчадив до высоты 2800 над у. м, мы снова начинаем набор высоты.
Кроме того, что дорога грунтовая, так еще, будто специально кто-то, разбросал на дороге камни – от небольших до огромных. Едем или идем, лавируя между ними. Не каждая машина тут проедет. Попадаются участки дороги, залитые водой ручьев, стекающих с гор. Если при преодолении ты не удержался в седле, наехав на камень – мокрые ноги обеспечены. Остались позади селения Пачор, Кудара. На перевал Куджар (3800м. над у.м) идем пешком под палящим, ослепительным солнцем. За три часа преодолеваем 8 км крутых серпантинов. Пологий спуск приводит в широкую долину. Вброд переходим речку Кокуйбель. Петляем вместе с дорогой, повторяя многочисленные повороты реки. Останавливаемся ночевать уже поздно вечером. Мы отстаем от графика на несколько дней. Надо нагонять.
Утро вновь началось с нескольких переправ вброд. Уже не привыкать мочить ноги. На Восточно-Памирский тракт выходим на 305-м километре трассы. Но... здесь только начали класть асфальт, поэтому первые два километра едем по параллельной грунтовой дороге.
Наконец-то асфальтированная трасса! 31 километр ровной дороги до пос. Каракуль пролетели незаметно, несмотря на зной.
Пос. Каракуль -три десятка домиков, магазин, столовая, почта – все блага цивилизации – мы уже успели по ним соскучиться. В поселке живут животноводы и дорожники.
Первым делом отметили маршрутку и отправили телеграммы о прохождении очередного контрольного пункта и домой. А потом помчались в магазин. Печенье, хлеб.
Лагерь разбили недалеко от поселка. Мы не могли удержаться и, конечно же, посетили знаменитое озеро, преодолев просоленный, слегка заболоченный, берег. Вода чистая, горько-соленая. А вокруг величественные и безмолвные вершины Алатау.
Дальнейший наш путь лежит через перевал Чибулак (4100) в долину реки Маркансу. О нестабильности погоды в этой Долине известно со времен Великого Шелкового пути. Характерны пустынная сухость воздуха Каракумов и почти постоянные ветры, нередко достигающие силы урагана. Нередки здесь и снежные метели в разгаре лета. Оглушающая тишина этих мест, ослепительный свет солнца и темно-синее небо – все это создает совершенно неземную атмосферу. Недаром, долину Маркансу также называют Долиной Тысячи Смертей. И наш путь через нее.
Первые 10 км пути ровная дорога плавно огибает озеро. Рядом – контрольно-следовая полоса – недалеко граница. А затем двадцатикилометровый, однообразный и утомительный подъем на перевал Устбулак и спуск в Долину Маркансу. Если бы не сильный порывистый боковой ветер, все было бы хорошо. То слева, то справа, он поднимает в воздух пыль и песок, образуя очередной маленький смерч.
На перевал Кызыларт (4280) мы вышли после тяжелого подъема. Вокруг бурые и желтые, совершенно лишенные растительности, горы. До свидания,Таджикистан, здравствуй Киргизия. Спуск проходит по крутым серпантинам. Вода в реке и впадающих в нее ручьях, красноватого оттенка из-за цвета пород, из которых сложены окружающие нас горы. Совсем близко видны снежные вершины.
Пологий спуск вдоль притока Кызыл-Су приводит нас в Алайскую долину, долину реки Кызыл-Су. Это высокогорная впадина длиной 190 км и шириной 25 – 40 км, расположена на высотах 2500 – 3200 метров между Алайским и Заалайским хребтами. Здесь прекрасные пастбища. Даже в конце лета все было зелено и разительно отличалось от виденного нами в Таджикистане. Вдоль дороги встречаются юрты чабанов. В поселке Сарыташ есть магазин, столовая. Но хлеба в продаже не оказалось.А так хочется!
На следующий день, пологий асфальтированный подъем, приводит нас на перевал 40 лет Киргизии. Спуск заканчивается в широкой котловине, где пасутся многочисленные отары овец. На следующем перевале Талдык оглядываемся - еще видны заснеженные пики Памира. Фотографируемся около памятника изыскателю и строителю перевала Талдык – Юрию Францевичу Грушко (1903-1933). Спуск с перевала и дальше по ущелью реки Гульча очень живописный и увлекательный. За селением Суфи-Курган, река течет в узком ущелье. Кругом просто альпийская растительность. Мощные травостои, заросли арчи и можжевельника.
Несмотря на спуск, встречный ветер не дает разогнаться, давая нам возможность подольше полюбоваться этими красотами природы.
Наконец, в селении Гульча удалось купить хлеб и пополнить запасы продуктов. Начали подъем на последний на нашем маршруте перевал Чыйырчык (2406). Мы остановились на ночлег рядом с горячим источником. Бассейн с горячей водой был очень кстати и доставил нам много приятных минут.
Еще 14 км продолжается подъем на перевал, а потом в награду за это – пологий спуск, который продолжаеся до города Ош.
Прекрасная долина вознаграждает нас, селения идут одно за другим. В них можно купить арбузы, дыни. На одной из пасек, множество которых разбросано по долине, мы останавливаемся и лакомимся вкусным горным медом.
Ош встречает нас разноголосицей старинного среднеазиатсткого города. Этот крсивый город юго-западной Киргизии расположен на высоте 940 – 1070 метров над уровнем моря, в восточной части реки Акбуры. Мы погуляли по городу.
Всего 46 км отделяет нас от конечного пункта нашего маршрута – Андижан, где мы должны сесть на поезд и ехать домой. Это наша последняя ночь в палатках, завтра – домой.
История города Андижан уходит вглубь веков, возникнув на месте одного из древнейших поселений он, развивался как крупный торгово-ремесленный пункт, лежавший на «Великом Шелковом Пути», проходившем через многие государства Азии. Город служил восточными воротами Ферганской Долины для караванов,которые в течение многих месяцев шли по трудным горным тропам и заснеженным перевалам Тянь-Шаня.
Позади 1126 км нашего похода. Все было: радость и удача, огорчения и споры, усталость, смена настроений и смена ландшафтов, горы и долины, реки и озера. Чувство облегчения, что все прошли и выдержали маршрут, все возвращаемся домой здоровыми и довольными, царапины, ссадины, кроссовки, испорченные водой и острыми камнями – не в счет.

Лирическое отступление жены велотуриста.
Молодой жене из своего первого похода Сергей привез фляжку горного меда, массу красивых слайдов, впечалнеия, усталость и.... рога горного козла. Всем было весело, и каждый хотел поучаствовать в «пробеге остроумия» по поводу моей реакции на этот подарок. Эти рога долго украшали прихожую в нашей харьковской квартире и были объектом анекдотов для наших друзей.

Дома нам были рады. Впечатления улеглись, фотографии напечатаны. Еще несколько месяцев заняло написание отчета, как будто вновь проходили весь маршрут. А через полгода мы узнали, что наш поход признан чемпионским и нам всем присвоено звание чемпионов СССР.
Но не было бы этого похода без тех ребят, с которыми я прошел этот да и многие другие походы. Все они не профессиональные спортсмены в то или иное время были заражены одной и той же «болезнью» - страсть к путешествию на велосипеде.
С 1995 года я уже не хожу в походы, но знаю, что ребята и сейчас колесят на верных своих железных конях по просторам стран и континентов.
Прошло 20 лет, я давно живу в Израиле. Уже нет той страны, наверняка, проложены новые дороги, а некоторые, по которым мы шли не существуют. То, что я описал, живет только в памяти нашей группы. Этим я хотел поделиться с вами.
Спасибо всем, кто был со мной в Памирском походе. Спасибо Николаю Петровичу Ливинскому, который был и остается для меня наставником и старшим товарищем, с которым немало выпито воды из луж в пустынных походах . Спасибо Толе Безуглому, который подарил нам свою песню о велотуризме. Мы часто и сейчас ее слушаем. В этом году у него был юбилей, но разве годы помеха настоящему туристу?! Спасибо Вите Еременко, Жене Дятлу, Володе Глущенко, Коле Бородань. С ними я бы снова пошел в поход. Роман Гнатышин – он навсегда останется в нашей памяти, этот неунывающий балагур, у которого в любой ситуации был наготове анекдот в тему.
Есть еще дороги, по которым мы не ездили, и хоть все мы уже не так молоды, но с велосипедом никто из нас не расстается. У всех нас есть драгоценнейшее человеческое качество – извечное любопытство, страстное желание узнать, что там за перевалом,за горизонтом. Это и толкает нас каждый год отправляться в новые путешествия и чем сложнее маршруты, тем дороже победа.
И хотя проводятся первенства страны, вручаются медали, в походе человек соревнуется не с человеком , идет спор не с секундами и километрами, а соревнование с природой, с самим собой.
До новых встреч, ребята.


1

TOP100 украинского туризма Экстремальный портал VVV.RU
© 2005-2014 Karabin.com.ua - туристический портал
© идея - Геннадий Опарей (Geen) 2005
FInd - OK WInd - OK